Нужент сайт? Узнайте больше!
1
2570

Андрей Тетерин, «Летающая камера»: «Наш радиоуправляемый вертолет стоит как дорогая иномарка»

25 января 2012


Казань стала первым городом России, где появилась такая весьма экзотическая услуга, как «бытовая» фото- и видеосъемка с беспилотного вертолета.

Директор ООО «Летающая камера» Андрей Тетерин рассказал газете «БИЗНЕС Online», что подвигло его заняться столь необычным делом.

НЕ КОНКУРЕНТЫ - ДРУЗЬЯ
- Андрей Анатольевич, что это такое - «маловысотная динамичная съемка», и для чего она нужна?

- Получить красивый кадр — вот для чего нужна наша работа. Для этого мы делаем видеосъемку при помощи радиоуправляемого вертолета, на котором установлена гиростабилизированная платформа с управляемой камерой. Применение такого видео - самое широкое: рекламные ролики, презентационные и документальные фильмы. Недавно ученые нас приглашали на раскопки: очертания древнего поселения очень тяжело рассмотреть, так скажем, с уровня человеческого роста, а вот если подняться повыше, многое станет понятнее.

Но главное - производство художественных фильмов. В первую очередь, стремлюсь, чтобы проект работал именно на это. К апрелю приобретем новую камеру — Red Scarlet, которая позволит получать еще более высокое кинематографическое качество изображения. Хотя и на камеру Panasonic HPX-174ER грех жаловаться... Мы уже участвовали в съемках нескольких художественных фильмов. О недавних проектах пока не могу говорить — они находятся в стадии подготовки к показу, а вот картину «Туман», наверное, помните. Это аналог фильма «Мы из будущего», история о том, как несколько курсантов военного училища попали в годы Великой Отечественной войны. Работали в Крыму. Всегда интересно снимать постановочные сцены. Взвод солдат бежит по гребню холма, и ты понимаешь, что отличный кадр получится, если начнешь съемку с этой вот точки, пролетишь за теми кустами, поднимешься, и откроется панорама. То есть режиссер нам говорит, что он хочет видеть в кадре, а мы пытаемся соответствовать, и, конечно, тоже предлагаем свое видение ситуации... А маловысотной съемка называется потому, что мы летаем не выше 150 метров, больше и не надо.

- Вам не кажется, что все это похоже на то, чем занимаются военные и спецслужбы при помощи беспилотных летательных аппаратов. Вас, случаем, не путают?

- У нас другая, нежели у силовых ведомств, задача — художественная съемка с получением как можно более интересных, красивых, эффектных планов. Их цель — наблюдение и быстрая доставка информации, когда даже черно-белое изображение сгодится.

- Сколько у вас в России конкурентов?

- Предпочитаю слово «друзья». Это сообщество людей, занимающихся одним делом, нам интересно общаться друг с другом. А работа всем найдется.

Подобных фирм в России с десяток, но с гордостью можем сказать, что мы были первыми... По большому счету, мы с друзьями работаем в разных нишах. Одни занимаются только фотографией, другие снимают исключительно спортивные мероприятия. Для этого используется небольшой комплекс, который позволяет летать там, где наш вертолет не может — через неширокие арки, на маленьких улочках, в стесненных условиях. Это очень интересно и, думаю, в перспективе, наша фирма будет иметь спектр техники, позволяющий делать любые съемки... Еще наше отличие в том, что мы используем вертолеты именно классической схемы — с основным и рулевым винтами, а не все более популярные сегодня квадро- или октокоптеры, хотя сейчас думаем и о них.

Нынешний вертолет фирмы, с нашей точки зрения, наиболее разумно-достаточная конструкция. Есть более тяжелые варианты, весом 40 килограммов (взлетный вес нашего — 14 килограммов), с турбиной, который может поднимать большую камеру. А теперь представьте, эти, в итоге, 100 килограммов в воздухе — заметно, шумно, летать можно только за городом. У нашего же вертолета звук, как у работающего вентилятора: если отойти на 50 метров, почти не слышно.

А вообще для воздушных съемок идеальны дирижабли - очень плавно летают. Однако есть одно большое «но» — ветер. Вот если бы у нас на планете не было ветра, мы бы снимали с дирижаблей. Тем не менее, была у нас мысль одним из направлений сделать съемку с дирижабля. Но остановило еще и то, что он большой, надо много места на «аксессуары» и трудозатраты немалые.

- Где еще в России можно найти подобные услуги?

- В основном, в Москве — у нас же все в столице происходит, это мы тут такие уникальные. Впрочем, есть еще ребята в Тольятти.

ДЕТАЛИ — ИНТЕРНАЦИОНАЛЬНЫЕ, МОЗГИ - РОССИЙСКИЕ
- Интересно, а как вообще родилась идея столь необычного бизнеса?

- «Седьмое небо» - «Летающая камера» его часть. Ход мысли был такой: «Агентство занимается и съемками, и монтажом, и производством фильмов. Это, конечно, здорово, но не ново. А как бы научиться снимать по-другому, иначе, не как все?» Дальше мысль перешла на радиоуправляемые вертолеты и установку на них камер. Посмотрел в интернете, что существует по данной теме. Есть несколько давно существующих западных фирм, которые работают в больших проектах, типа фильмов о Джеймсе Бонде или Гарри Поттере. Помните летающую машину из «Гарри Поттера»? Это было снято с вертолета наподобие нашего. Коллеги из Бельгии, позже мы с ними встретились на ежегодной специализированной выставке (IBC) в

Но, на первых порах, не было никакого понимания, с чего начать. Очень тяжело оказалось найти в Казани человека, который летает на радиоуправляемом вертолете. Если кто занимался авиамоделизмом, то это были самолеты, на вертолетах не летал никто. Но, все-таки, я нашел — Дениса Сорокина, который стал нашим инженером и пилотом. Очень увлеченный человек, окончил КАИ, радиоуправляемые авиамодели были его хобби (а теперь стали профессией). Ему я и предложил идею — сделать радиоуправляемый вертолет и повесить на него профессиональную видеокамеру. В итоге, если четыре года назад Денис не летал на радиоуправляемых вертолетах совсем, то сейчас пилотирует - лучше всех! Вы можете об этом судить по нашим съемкам — виртуозное выполнение маневров. Состоится кадр или нет, на 80 процентов зависит от мастерства пилота - именно он должен понимать, что для удачной съемки нужно провести камеру из точки «А» в точку «Б» с определенной скоростью и по такой-то траектории. Это порой бывает очень сложно. А мне, как оператору, следящему за изображением по монитору, остается только правильно выстроить план.

- Какие-то специальные курсы профмастерства есть?

- Нет, все постигается методом проб и ошибок. Есть такой анекдот. «- Сколько вам нужно, чтобы научиться летать на радиоуправляемом вертолете? - Семь. - Семь месяцев? - Нет, семь вертолетов!» Правильно. Пока учишься, ты будешь их ронять, бить, чинить (кстати, у нас есть специальные пилотажные вертолеты для тренировок). Но с этим и приходит опыт — медленно, трудно, но приходит. Как гласит японская пословица, «хорошо растет то, что растет медленно». Мы занимаемся этим делом уже пятый год, и понимаем ценность этих «черепашьих шагов». Сама съемка длится минуты, а подготовка — часы, дни и месяцы.

- Где сделан вертолет? По виду - солидная техника, не очень-то похожая на радиоуправляемые модели...

- Такой вертолет невозможно пойти и купить. Денис называет его «сборной мира». Аппарат собран из множества частей, которые мы купили в Японии, США, Германии, Англии. Например, «мозги» вертолета, которые управляют системами стабилизации машины и камеры, куплены в Великобритании. Механика — одной фирмы из Германии, «голова», на которую установлены лопасти, - другой. Лопасти — Китай, но не ширпотребный, а серьезный китайский производитель. Вращающийся по трем осям подвес, на котором установлена камера, - из Америки.

- А что-нибудь российское есть?

- Сборка и мозги! Денис, как уникальный инженер, собрал все это воедино и сделал так, чтобы аппарат работал. На сборку затрачено колоссальное количество человеко-часов. Тот же подвес подвергся, наверное, пятидесяти переделкам - мы дошли до состояния, когда он виброизолирован, работает предельно точно, что позволяет добиться максимальной плавности съемки. Данная модификация у этого вертолета — четвертая. А с нашим самым первым аппаратом у него, можно сказать, нет ничего общего.

ЛЕТАЮЩИЙ ТЕРМИНАТОР И СПЕЦСЛУЖБЫ
- Характеристики вертолета?

- Высота полета — 150 метров. Можем и выше, но чем ближе вертолет к пилоту, тем лучше он его видит и контролирует, тем качественнее съемка. Радиус действия — тоже 150 метров. Скорость - порядка 45 километров в час.

Мы не летаем в дождь. Во-первых, электроника не защищена от влаги. А, во-вторых, в дождь нет смысла работать - объектив будет в каплях. В легкий снег летаем. Как раз, когда 2-4 января снимали нижегородский кремль, был легкий-легкий снег. Крайняя жара, в которую летали, - порядка 38 градусов. И до минус 15 спокойно работаем.

И обязательное требование к вертолету — он должен быть максимально простым: чтобы его можно было разобрать и собрать в чистом поле. Потому он у нас и выглядит, как суровый Терминатор.

- Сколько стоит такой вертолетный комплекс?

- Сам вертолет, платформа, стоит как хорошая, дорогая иномарка. А есть еще наземная часть (монитор, пульт управления, аккумуляторные батареи, которых надо два чемодана, — аппарат работает на электродвигателе), камера — если она дорогая, то вот и увеличение стоимости в два раза. Серьезная инфраструктура... Когда выезжаем на съемку неподалеку от Казани, то это делается на машине. Если в другой регион - на авиатранспорте. В этом случае вертолет разбирается и укладывается в специальный транспортировочный кейс.

- Аварии случались?

- На съемках - никогда. Бывали нештатные ситуации на тест-полетах, но на то они и тестовые полеты, чтобы отработать подобные неожиданности. В критической ситуации всегда можно применить авторотацию, как на настоящем вертолете. Спасти технику можно.

- В местах скопления людей снимать разрешается?

- Да, но все-таки на некотором удалении. И участвующие в съемке люди должны быть предупреждены о полетах вертолета. Если съемки ведутся в городе, настаиваем, чтобы было оцепление - 2-3 человека, которые отсекают людей от места, где производятся полеты. Пять минут съемок, никаких неудобств, просто людей просят обойти стороной.

- В каких местах запрещено снимать с вертолета?


- В судах!.. Если серьезно, то мы не летаем возле аэропортов. Как-то в Сочи наш заказчик - «Олимпстрой» пытался получить у ФСБ разрешение снимать в 7 километрах от аэропорта. Поначалу разрешения не дали, но когда я пришел и все объяснил и показал, они все поняли и спросили: «А зачем вам вообще это разрешение? Идите, снимайте». То есть дело еще и в том, что когда людям говоришь о беспилотнике, они сразу представляют израильскую военную технику, аппараты, которые летают с ракетами в Афганистане...

Нельзя летать около ЛЭП. Есть еще всякие зоны - никому не известные, но летать там нельзя, потому что либо там живут великие люди, либо какие-то секретные ракеты стоят. Раз снимали в том же Сочи. Только взлетели, пришли: сначала — милиция, потом - ФСБ, за ними — ФСО. Кто ж знал, что в центре Сочи есть какой-то объект, на котором кто-то эдакий живет?

- И что - вас забрали, пытали?

- Нет, все было просто, но долго. Выяснили, кто мы, откуда, кто заказчик, как мы связаны друг с другом. Документы, звонки на работу — по полной программе, словом. Но мы готовы к подобным вещам. И слава Богу, в «органах» все же работают совершенно адекватные люди, которые понимают, что такое художественная съемка.

«МЫ ЖИВЕМ В ИНТЕРЕСНОЕ ВРЕМЯ»
- Сколько можно успеть снять за день?

- Съемочный день - от рассвета до заката, плюс перерывы на перезарядку и обед. Опыт показывает, что с перемещениями с одной позиции на другую, то есть со всевозможными сборкой и разборкой, получается порядка 12 полетов, длящихся, в среднем, по 5 минут. Все остальное время - подготовка. А если стоишь на одном месте, есть источники питания, можно летать гораздо больше.

- Проект окупает себя?

- Проекту пять лет. С прошлого года начали выходить «в ноль», а со следующего, надеюсь, начнем зарабатывать деньги.

- Насколько востребована ваша работа?

- Спрос стабильный. А, к примеру, август и сентябрь 2011 года были очень загруженными — просто не вылезали из командировок. В зимние месяцы интерес падает, что дает нам хорошую возможность что-то доработать. Началом сезона считается время схода снега. Впрочем, возможно, зимние съемки меньше востребованы только потому, что о нас пока мало знают.

- А каким образом на вас выходят?

- Как правило, кто-то где-то что-то видел, кто-то где-то кому-то сказал. Если у человека есть потребность в такой съемке, он начинает искать по интернету, находит наш сайт.

- Откуда, в основном, клиенты?

- 70 процентов заказчиков — Москва и московский регион. Нет, дело не в ценах, а в наших технических возможностях.

- Кто клиенты?

- В основном, это продюсеры, режиссеры фильмов, рекламы. Или большие предприятия, вроде «Олимпстроя», для которого мы снимали спортивные объекты на начальной стадии строительства. Делали съемки и для презентационного фильма о Камском моторостроительном заводе. Помимо Москвы и Санкт-Петербурга, приходилось работать в Украине, Казахстане, на Соловках, где участвовали в съемках документальной ленты «Соловки — место силы».

- Частные лица обращаются? Круто, наверное, было бы иметь «вертолетную» съемку собственной свадьбы...

- Такого еще не было.

- Наиболее, так скажем, экзотический заказ?

- Экзотичен каждый - всегда присутствует элемент неожиданности. Например, съемки в Казахстане. Сотни километров от Алматы, Богом забытая местность, где живут скорпионы и еще какие-то неведомые существа. Особенно здорово ночью, когда все это начинает бегать, шевелиться.

Своя экзотика на Соловках, где каждый день идет дождь. Каждый день! Просыпаешься — дождь, думаешь: «Сегодня съемки не будет». Но нет, дождь прекращался, даже солнце иногда появлялось. Было интересно перебираться с острова на остров, вокруг тебя всякие морские звери... Всегда есть нюансы, и всегда хочется сделать съемку как можно интереснее... Мы живем в очень интересное время. Уверен, в ближайшие десять лет появятся совершенно уникальные летательные аппараты, которые позволят сделать съемки еще более эффектными.

- Наш традиционный вопрос: три ваших совета для успеха в бизнесе?

- Первый: найти дело, которое тебе действительно нравится, то есть надо получать удовольствие от того, что ты делаешь. Второй: учиться у тех, кто уже добился реального результата. Третий: каждый день делать один, хотя бы маленький шажок в сторону реализации своих планов.

Андрей Тетерин, «Летающая камера»: «Наш радиоуправляемый вертолет стоит как дорогая иномарка»
1

Отзывы


Lypepodiady 14:53 02 июля 2012 года
ха, прикольно!

Оставить отзыв

Для того, чтобы оставить отзыв, необходимо войти на сайт! Как это сделать? Проще простого: выбрать одну из ваших любимых социальных сетей и нажать соответствующую кнопку.

Войти через:
Татарстан.Нет