0
124

Эра космических кораблей

06 марта 2008


В те далекие 70-е посещение ВДНХ стало для меня самым сильным впечатлением от поездки в Москву. Сильнее чем, поход на Красную площадь. Фонтан Колос, павильоны Физика, Химия и, конечно, павильон Космос с параболическим куполом. Тогда мы знали космонавтов поименно, ведь полеты были темой номер один после партийных съездов и битвы за урожай. Почти каждый приезд я отправлялся на прогулку по знакомым дорожкам, а дядя Феликс подарил мне дефицитную иллюстрированную книгу “Союз-Апполон” о совместном полете наших с американцами. В 90-е из выставки сделали рынок. В прошлом году мой московский приятель через фотобанк продал слайд со знаменитой ракетой (отснятый еще в те самые времена, силуэтом, против солнца) английскому отелю за неплохую сумму. Отчего-то там решили сделать этот образ визитной карточкой.

Моя собственная космическая эра началась после того, как троюродный старший брат Леша подарил мне кусок магния размером с ладошку и пол-литровую банку с селитрой. А главное, из поездки в Нижний Новгород я привез в Челны ракетную технологию. И началось. Мы с приятелем замачивали газеты и промокашки в крепком селитровом растворе и развешивали на балконе для просушки. Мы возили напильником по драгоценному куску магния и собирали опилки в баночку. Мы готовили из порошка и селитры взрывчатую смесь, упаковывали в хвостатое оперение, заматывали голову бомбы черной изолентой и шли в овраги за нашим домом в 17-м комплексе. Мы взрывали их по одной и пакетами, все было по настроению, а когда у нас заводились лишние деньги, то заменяли селитру марганцовкой, которую приходилось покупать понемногу в аптеке.

А ракеты мы делали из маленьких алюминиевых цилиндриков, в которых продавали валидол. Упаковка фаршировалась целлулоидом, который мы собирали повсюду – мыльницы, старые очешники и куклы. Хруст собственного пенала, который случайно оказался в нужное время, но не в нужном месте наполнял сердце радостью, ведь его хватало на четыре полноценных запуска. В сопло, вставлялся селитровый хвостик, ракету клали на наклонную плоскость - поджиг и... “Поехали!” Пластик, сгорая в тесном пространстве, давал мощный поток дыма - и притяжение отступало. Так или иначе, через пару лет игры наскучили, захотелось сделать что-то особенное.

Мы присмотрели в киоске Союзпечати (он и сейчас там), который был на пути от школы домой, гаванскую сигару в прекрасном футляре. По сравнению с нашими валидольными челноками это был космический лайнер с обтекаемыми формами! Подготовка к старту заняла 2 недели: cтартовый комплекс из куска фанеры, направляющие из проволоки, сопло из фольги, масса целлулоида и подготовленная взрывчатая смесь для гарантированного взлета. На марганцовку мы не поскупились. Наша лучшая ракета приподнялась на хвосте ревущего пламени и, подпалив одну направляющую, повернулась к нам ослепительной дюзой и, взорвавшись, исчезла. После новогоднего фейерверка на кухне это самое “яркое” событие космического детства. Сигару мы выкурили с лучшим другом вечером на балконе, пуская дым по очереди, как я понял, когда посмотрел первые гангстерские фильмы, не с того конца.

Отец достал для меня нашумевший в ту пору, распечатанный под копирку, доклад В. Ажажа – “Одиноки ли мы во Вселенной?” про поиски НЛО и разумной жизни. Это стало началом моего трепетного отношения к информации, сбору газетных вырезок про неопознанные явления и охотой за книжками. В восьмом классе я уже решал задачки из учебника астрономии за десятый и даже собирался поступать в институт по этой специальности, звезды очень привлекали меня.
“Тарелки” мне все же удалось увидеть и самому. Кажется в 1979 году, вечером, мы всей семьей полчаса наблюдали светящийся шар размером с Луну, который вальяжно проплыл мимо нашей “клюшки” в 17-м комплексе. От него тянулись три идеально очерченных хвоста. Ни на какой космический “мусор”, обломки ступеней, который время от времени падает с неба, как тогда объясняли нам советские ученые, он не походил.
Прошло время, и я остыл к этой теме. Тарелки, человечки, похищения людей – разве этого жаждет наша духовная природа? Разве этой любознательности ждет от нас Космос?

Друзья пригласили меня посетить Киев летом 1989 года. Был великолепный май месяц с цветущими каштанами на Крещатике. Мы зашли в Кирилловскую церковь, сложенную из розоватого оттенка камня, поднялись на хоры, и я увидел фреску Врубеля со Святым духом в виде лучей пламени, снисходящим на апостолов. КОС - МОС было начертано по обеим сторонам центрального луча. “Как это может быть?”, сказал я себе. Мой ум смутился. Я забыл, что это греческое слово, которому как минимум 2500 лет! “Космос есть Огонь” – говорил Гераклит. Звезды по-прежнему привлекают меня, но я понял, чтобы стать к ним ближе, необходимо стать философом, а не астрономом. Или поэтом.

“Сегодня, перед рассветом
Я взошел на вершину холма
И увидел усыпанное звездами небо

И сказал моей душе:
- Когда мы овладеем всеми этими Мирами Вселенной
И всеми их знаниями
И всеми их усладами
Будет ли с нас довольно?

- Нет, сказала моя Душа. Мы пойдем мимо и дальше!”

У. Уитмен

P.S. http://www.vvcentre.ru/ cайт ВДНХ
Эра космических кораблей
Теги: МКМ

Оставить отзыв

Для того, чтобы оставить отзыв, необходимо войти на сайт! Как это сделать? Проще простого: выбрать одну из ваших любимых социальных сетей и нажать соответствующую кнопку.

Войти через: